Главная / Мнения / От редакции / Что позволено и что не позволено говорить чиновникам в публичном пространстве

Что позволено и что не позволено говорить чиновникам в публичном пространстве

«Скотобаза» против чужих: кого убивают слова

Главу одной из организаций Роскосмоса Станислава Жаркова решено уволить после скандала, связанного с его перепиской с пользователями фейсбука. Там он назвал жителей…

«Скотобаза» против чужих: кого убивают слова

Что позволено и что не позволено говорить чиновникам в публичном пространстве

Главу одной из организаций Роскосмоса Станислава Жаркова решено уволить после скандала, связанного с его перепиской с пользователями фейсбука. Там он назвал жителей попавших под московскую реновацию старых домов «скотобазой». В госкорпорации была собрана специальная комиссия, которая и рекомендовала уволить сотрудника. Правильно ли поступили?

На первый (да и на второй тоже) взгляд, ситуация опять напоминает о том, что «люди во власти» — а все чиновники и сотрудники госкорпораций воспринимаются обывателями как люди во власти — «берега попутали» и «под собою не чуют страны». Да, это так. И многим действительно стоит попридержать язык за зубами, если они не вполне владеют русской речью.

И тут вроде бы похожий случай — очередное хамское или просто глупое высказывание в адрес, как правило, простого народа. Который — опять же в массовом сознании — считается заведомо «святым» в своей простоте, посконности и неизбывности. То есть, например, если представитель этого самого народа напишет в том же фейсбуке, что чиновники зажрались и хари у них скоро треснут, а в Роскосмосе сидят одни малограмотные идиоты, которые собираются отправиться на Луну, попрыгав на батуте, то этому простому человеку ничего не будет. Разве что если уж совсем зайдется в ненависти к властям, то получит «двушечку» за экстремизм. Потому что простой человек — это соль земли русской, на нем держится вся наша мощь и слава, он ковал и кует щит победы, делает ракеты и пр. Еще меньше опасности подвергнуться остракизму простому святому человеку, если он обрушится с оскорблениями на олигархов (которых в точном смысле этого слова у нас давно нет), а то и на всех «барыг-предпринимателей» скопом.

В этом есть что-то от советского наследия. Когда «простой человек» чуть ли не обожествлялся официальной пропагандой, а «вшивая интеллигенция» была не больше, чем межклассовой прослойкой (женских прокладок тогда не было, так что в эту сторону шуток не сложилось). Еще несколько напоминает американские отдающие уже чуток тоталитаризмом политкорректность и толерантность. Так, если кто позволит себе за океаном шутку в адрес чернокожих или, упаси, господь, лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, то тут же прибудут отряды «полиции нравов», распнут автора неосторожного высказывания, он, скорее всего, лишится работы, роли в кино, премии «Оскар», его уволят с телеканала или из газеты и т.д. Зато грубые выпады и шутки в адрес белых — вполне себе. Особенно если шутят чернокожие.

Так что политкорректность, об опасности и тлетворном влиянии которой (потому как идет с Запада, а оттуда ничего хорошего прийти не может) так долго нам говорили пропагандисты нашего ТВ, «свершилась», – она уже с нами и, похоже, навсегда.

Пора привыкать. Значит, и отряды «полиции нравов» будут скакать по страницам аккаунтов, просеивая контент и оценивая его с точки зрения «морального большинства».

Теперь разберемся с нашим случаем. Собственно, все началось с того, что Жарков в фейсбуке посетовал на то, что люди, переезжающие из «хрущевок» в новое жилье по программе реновации, непременно испортят новые дома. Он даже употребил слово «засрут» (не надо пугаться, его нет в списке запрещенных РКН). Он написал своему оппоненту по соцсети: «Ты какая категория скотобазы из хрущевки: бухаешь, колешься, бросаешь мусор в подъезде, орешь по ночам или все сразу?» При этом позже, когда скриншоты уже стертых публикаций опубликовали, заметим, запрещенные на территории Российской Федерации телеграм-каналы (сразу вопрос — а можно ли, этично ли той же комиссии по этике Роскосмоса, уволившей Жаркова, приводить в качестве обвинительной улики то, что запрещено?), он извинился. Попутно выяснилось, что Жарков сам живет «на скотобазе», то есть в «хрущевке», и знает, о чем пишет, не понаслышке. То есть он: а) не Рогозин, в отношении которого общественная «полиция нравов» вольна отпускать шутки и насчет личного состояния, и насчет компетенции как руководителя госкорпорации, б) вообще, получается, не тянет на образ типичного чинуши, у которого квартира на Ордынке, дача на Рублевке, а на жену записано поместье в графстве Суссекс или под Ниццей.

А что, если в его подъезде в этой самой «хрущевке» действительно мочатся, блюют, валяются шприцы от наркотиков, а почтовые ящики давно сожжены и не функционируют? Разве такая картина нам не знакома? Или «народ-богоносец» не способен на такие выкрутасы? Впрочем, если бы кто-то в Америке позволил себе заметить публично, что чернокожие обитатели неблагополучных кварталов часто сами жгут свои на халяву полученные дома после того, как там все загадив, чтобы получить новое жилье (а это сущая правда), – такой борец за неполиткорректную правду-матку тут же будет подвергнут остракизму. И скорее всего тоже поплатится должностью.

И еще один провокационный тезис. А почему, собственно, в полном соответствии со свободой слова (записана в Конституции) означенный гражданин Жарков, уставший от скотского поведения своих соседей, не может выразить свое оценочное суждение в свободное от работы время столь резким образом? Он же не является официальным представителем Роскосмоса, как Мария Захарова – МИДа. Почему-то про свободу слова никто не вспомнил. Это нынче, видимо, не принято.

Ладно, теперь забудьте все то, что вы прочитали выше. Мы пошутили.

Изложим проблему с «правильной» стороны. Да, чиновник (хотя госслужащим работника госкорпорации можно назвать разве что с большой натяжкой) обязан соблюдать некий этический кодекс поведения. В том числе неписанный. В том числе в соцсетях. Впрочем, этический кодекс вообще должны, в идеале, соблюдать все публичные личности. Иначе они рискуют нарваться на скандал, который может вспыхнуть самым неожиданным образом и по самому неожиданному поводу. Поскольку именно «хайп» подчас лежит в основе происхождения таких скандалов. А вовсе не попранные мораль и нравственность. Лежит стремление «затравить» представителя какой-нибудь ненавистной социальной группы (скажем, чиновника).

Да, теперь для публичных людей или работников солидных организаций, частных и государственных корпораций не может быть «сугубо личного мнения», высказанного в социальных сетях.

И все, что они там пишут и говорят, может быть использовано против них и организации, с которой они ассоциируются. А может быть и не использовано. Тут у нас единого стандарта, как водится, нет. И, скажем, пресс-секретарь одной уважаемой госкорпорации может публично выдать и не такое, но ему за это ничего не будет. И он это знает. Или недавно один известный телеведущий заявил, что чуть ли не весь советский народ был проникнут духом иждивенчества. Но его же не уволили. И даже не отстранили от эфира. А почему скромному работнику Роскосмоса нельзя? Почему его тогда отрешили от должности? По совокупности скандалов вокруг самого Роскосмоса? С министрами тоже так строго не поступают. Премьер Медведев ведь не уволен за «денег нет, но вы держитесь». И даже не извинился, кажется. А ведь по оскорбительности и резонансу иные «ляпы» высокопоставленных чиновников похлеще будут.

Ну да, и культуры речи нет у нас, конечно. Нет уроков риторики и публичных дебатов. Нет уроков политкорректности. Они бы тут помогли. Но ведь политкорректность мы вроде как осуждаем как проявление западного лицемерия. Но сами на основе вирусного «хайпа» можем вполне уволить человека, возмутившегося, что у его двери на лестничной клетке кто-то наблевал. Как же ему, этому человеку, быть? Вытереть и промолчать?

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*