Главная / Общество / Власть и право / Сумеет ли МИД России защитить Марию Лазареву в Кувейте?

Сумеет ли МИД России защитить Марию Лазареву в Кувейте?

Мария Лазарева: трагедия успешной бизнес-леди в арабском мире

После многочисленных нарушений правоохранительной и судебной системы Кувейта надежда на освобождение россиянки Марии Лазаревой из тюрьмы связана прежде всего с действиями…

Depositphotos

Мария Лазарева: трагедия успешной бизнес-леди в арабском мире

Сумеет ли МИД России защитить Марию Лазареву в Кувейте?

После многочисленных нарушений правоохранительной и судебной системы Кувейта надежда на освобождение россиянки Марии Лазаревой из тюрьмы связана прежде всего с действиями на государственном уровне или с объективным рассмотрения дела в Международном арбитражном суде. Лазарева стала первым предпринимателем в истории Кувейта, которая осмелилась подать иск против государства на 100 миллионов долларов США. Об этом рассказали на пресс-конференции президент Московской торгово-промышленной палаты Владимир Платонов и адвокаты Лазаревой. Жизнь россиянки находится под угрозой, уверены они.

Дело российской бизнесвумен Марии Лазаревой, возглавлявшей фонд KGLI в Кувейте и осужденной по надуманному основанию на 10 лет лишения свободы, является политическим, и, значит, положительное для нее решение нужно искать за пределами страны, то есть на уровне контактов руководства двух стран, рассказал президент Московской торгово-промышленной палаты Владимир Платонов.

«В июне прошлого года ко мне обратился отец Марии с заявлением, что его дочь в Кувейте незаконно привлечена к уголовной ответственности. Там нарушаются процессуальное законодательство, права человека. И, в ходе визитов в Кувейт по работе, для встреч с местными предпринимателями – я также посетил Марию в тюрьме. Это удалось сделать при помощи российского посольства», — отметил Платонов.

По его словам, он также разговаривал с адвокатом осужденной – в рамках дела о растрате средств портового фонда (The Port Fund), который управлялся компанией Лазаревой KGLI.

«Я у него спрашивал – в чем состоит хищение? Работы выполнены, порт построен. Ответ был такой: деньги действительно не пропали, они находятся в банке другого государства – ОАЭ – все об этом знают. Не переводятся в Кувейт по независящим от Лазаревой обстоятельствам (счет заморожен –ред.). Но по кувейтским законам, если денег нет на территории их государства – значит, они похищены. При этом на данный момент средства уже разблокированы и поступили инвесторам фонда, в том числе Пенсионному фонду Кувейта», — указал Платонов.

По его словам, поручения разобраться в этом деле были даны соответствующим дипломатам министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. И основным моментом этой истории будет являться позиция государства – России – по данному делу.

«Я также отправил письмо в МИД России и там ответили, что они в курсе ситуации и занимаются этим – в рамках своих полномочий. В дипведомстве также указали, что в этом деле очень поможет содействие не только российских госорганов, но и некоммерческих общественных структур», — добавил выступающий.

По словам ее российского адвоката Екатерины Духиной, еще в июне 2018 года Лазарева подала иск против Кувейта в Международный арбитражный суд при ООН. Дела там рассматриваются долго. Особенно если противная сторона не заинтересована в быстром решении вопроса. За семь месяцев удалось только назначить состав судей, а первое заседание возможно состоится в марте.
«С учетом соглашения о защите инвестиций между нашими странами решение этого суда будет обязательным для Кувейта, однако это может растянутся на несколько лет. Поэтому поддержка России в этом вопросе конечно является более приоритетной», — сказала Духина.

Платонов и Духина сошлись во мнении, что внутри Кувейта трудно рассчитывать на объективность судебной власти.

«Я больше восьми лет служил в органах прокуратуры, и я не представляю себе судью, который бы подписался под таким обвинительным заключением. Один из самых ярких моментов — 1 800 листов непереведенных с арабского языка документов, которые вручили Марии. Напомню, что в России задержанному сенатору Рауфу Арашукову по первому требованию предоставили переводчика. При этом в ходе процесса кувейтским правоохранительным органам было поручено перевести все материалы, но они не представлены и по сей день», — рассказал выступающий.

Духина же указала на скрытую подоплеку уголовного преследования Лазаревой.

«В отношении Марии есть два дела. По первому уже вынесен приговор – 10 лет лишения свободы. Все началось с того, компания, которую возглавляет Лазарева – KGLI – получила контракт на разработку стратегии по организации логистического шлюза. Все работы были выполнены, все акты приемки подписаны. Но в какой-то момент кого-то «наверху» перестало устраивать, что этой компанией управляет Лазарева. И было начато расследование. При этом дело должно было являться предметом исключительно арбитражного суда, если даже компания Марии не выполнила какие-то контрактные обязательства», — пояснила юрист.

По ее признанию, суд был похож на политический фарс.

«Был один свидетель, и только от обвинения. Стороне защиты не была дана даже возможность предоставить доказательства — что-то, что изменило бы позицию судью или прокурора. Процесс носил изначально обвинительный характер, целью которого было отправить гражданку России по какому бы то ни было основанию в тюрьму. Кроме того, этим приговором было нарушение соглашение о защите иностранных инвестиций», — добавила адвокат.

При этом она указала на опасность для жизни российской заключенной.

«Уже прозвучали намеки, к счастью, неофициальные, что Мария попросту может не выйти из этой тюрьмы. Учитывая приговор в десять лет лишения свободы по одному из уголовных дел в отношении, это вполне можно расценивать как реальную перспективу смерти моей клиентки», — считает Духина.

Она напомнила, что Мария Лазарева в бизнесе 25 лет. Ее карьера является примером для любой российской женщины, которая хочет в жизни не только постоянства, а готова стремиться к вершинам, вплоть до управления компанией с оборотом в миллиард долларов.

«Прокуратуре не хватило одного дела, и они инициировали второе еще более странное. Что интересно, судья тот же, гособвинитель – тот же, и свидетель – тот же. Некий аудитор Аль-Алайан дает показания, что похищены средства инвесторов. Похищены из фонда The Port Fund, которым управляла Мария. В группу инвесторов помимо кувейтских госкомпаний входили еще американские, европейские, которые собственно и спасли Марию от второго приговора», — рассказала Духина.

Деньги The Port Fund после реализации ряда успешных проектов были аккумулированы на счете госбанка соседнего эмирата Дубай, но по просьбе прокуратуры Кувейта арестованы якобы по подозрению в отмывании денег. Одновременно ей были выдвинуто обвинение в их краже.

«Уникальная ситуация, когда все знали, где эти средства, но никто не хотел это признавать. Если бы не международные инвесторы, которые заставили разморозить счет и выплатить деньги вкладчикам, в том числе госкорпорациям Кувейта, то у нас был бы второй приговор еще на 10 лет», — уверена Духина.

По ее словам, цель этого дела была одна — отправить российскую женщину в тюрьму, чтобы показать, что женщине, тем более иностранке, не место в бизнесе в Кувейте.

«Дело является актом устрашения, которое полностью укладывается в общемировую картину охоты на русских – как проявление глобальной русофобии. Кувейт очень зависим от США, и ребята просто захотели побыть в тренде. Стоит отметить, что в деле – вероятно – замешана и корпоративная борьба. Мария возглавляла фонд KGLI, которые принадлежит семье шиитов. А основной конкурент Agility – семье суннитов. А в Кувейте треть населения – шииты, и две трети – сунниты. То есть речь идет о религиозном большинстве», — со своей стороны рассказал политолог Алексей Мухин.

Политолог иронизирует, что всегда есть возможность обратится за помощью к Рамзану Ахматовичу Кадырову, но должны быть задействованы в первую очередь дипломатические каналы.

Лазарева была арестована в 2017 году. Против нее возбуждено два уголовных дела: о хищении государственных средств при создании стратегии развития логистического хаба в Кувейте, и о растрате средств портового фонда. Оба дела строятся на основании показаний одного и того же свидетеля. По первому уже вынесен приговор — 10 лет лишения свободы. Второе находится на этапе расследования несмотря на возврат средств инвесторам с прибылью в 200 процентов и отсутствия по факту состава преступления.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*